?

Log in

No account? Create an account

[sticky post] Однажды я увидел человека, идущего по дороге из желтого кирпича
ln1

Лестница в
ln1

Каджи-Сай, плюсы и минусы
ln1
Минусы:
- В двух км от поселка находится наследие Советского Союза, крупнейшее захоронение радиоактивных отходов в Киргизии, сделанное на месте старого уранового рудника. И хотя, судя по публикациям, радиационный фон в Каджи-Сае более-менее в норме, а территория захоронения рекультивировалась в 2019 г. Росатомом, проверить это обычному туристу по понятным причинам не представляется возможным. Кроме того, природный радиационный фон в тех краях может быть весьма высок (например, ториевые пески пляжа села Жениш, до 350 мкР/ч [Калдыбаев Б.К. ЕСТЕСТВЕННЫЕ РАДИОНУКЛИДЫ В ПРИРОДНО-ТЕХНОГЕННЫХ ЭКОСИСТЕМАХ ПРИИССЫККУЛЬЯ]). Короче говоря, если вы боитесь радиации, в эти края лучше вам не ехать.

- Территория поселка и его пляж преизрядно загажены отдыхающими.

- Сам поселок производит весьма депрессивное впечатления из-за множества брошенных домов и полуразрушенных зданий.

- Таксисты натуральным образом обдирают отдыхающих. Например, поездка из Каджи-Сая в ущелье Барскоон на водопады обошлась нам в 2500 сом, при том что расстояние до водопадов примерно 60 км.

Плюсы (точнее говоря, Плюс):
- Природа. Сама бескрайняя водная гладь Иссык-Куля в обрамлении белоснежных вершин производит неизгладимое впечатление на любую восприимчивую натуру. Из поселка можно прогуляться километров восемь по дороге, идущей в ущелье, до джайляу на высоте примерно 2200-2400 м. Также вблизи поселка расположено ущелье Сказка, с изобилием всяческих причудливых результатов эрозии горных пород. Из Каджи-Сая относительно просто добраться до ущелья Барскоон с каскадом водопадов, или доехать до юрточного лагеря "Шатылы", откуда по тропе Любви можно подняться на одноименную гору высотой ~2900 с потрясающими видами на окрестности. Да и просто можно побродить по берегу озера, откуда, несмотря на обилие мусора и отдыхающих, все же открываются прекрасные виды.



Джайляу на выходе из ущелья от поселка Каджи Сай.

#Киргизия #Каджисай #Иссыккуль #горы

Полезно все-таки
ln1
иногда делать биохимию крови. Мочевина 8.2 мМоль/л - явный перетрен. Пропустил пару занятий - упала до 6.8 мМоль/л.
Ну и заодно можно глюкозу с липидным спектром проверить...

#спорт #биохимия

CHILLY TEMPERATURES DURING THE MAUNDER MINIMUM
ln1
#Солнце #климат

https://visibleearth.nasa.gov/view.php?id=7122



Many things can change temperatures on Earth: a volcano erupts, swathing the Earth with bright haze that blocks sunlight, and temperatures drop; greenhouse gases trap heat in the atmosphere, and temperatures climb. From 1650 to 1710, temperatures across much of the Northern Hemisphere plunged when the Sun entered a quiet phase now called the Maunder Minimum. During this period, very few sunspots appeared on the surface of the Sun, and the overall brightness of the Sun decreased slightly. Already in the midst of a colder-than-average period called the Little Ice Age, Europe and North America went into a deep freeze: alpine glaciers extended over valley farmland; sea ice crept south from the Arctic; and the famous canals in the Netherlands froze regularly—an event that is rare today.

The impact of the solar minimum is clear in this image, which shows the temperature difference between 1680, a year at the center of the Maunder Minimum, and 1780, a year of normal solar activity, as calculated by a general circulation model. Deep blue across eastern and central North America and northern Eurasia illustrates where the drop in temperature was the greatest. Nearly all other land areas were also cooler in 1680, as indicated by the varying shades of blue. The few regions that appear to have been warmer in 1680 are Alaska and the eastern Pacific Ocean (left), the North Atlantic Ocean south of Greenland (left of center), and north of Iceland (top center).

If energy from the Sun decreased only slightly, why did temperatures drop so severely in the Northern Hemisphere? Climate scientist Drew Shindell and colleagues at the NASA Goddard Institute for Space Studies tackled that question by combining temperature records gleaned from tree rings, ice cores, corals, and the few measurements recorded in the historical record, with an advanced computer model of the Earth’s climate. The group first calculated the amount of energy coming from the Sun during the Maunder Minimum and entered the information into a general circulation model. The model is a mathematical representation of the way various Earth systems—ocean surface temperatures, different layers of the atmosphere, energy reflected and absorbed from land, and so forth—interact to produce the climate.

When the model started with the decreased solar energy and returned temperatures that matched the paleoclimate record, Shindell and his colleagues knew that the model was showing how the Maunder Minimum could have caused the extreme drop in temperatures. The model showed that the drop in temperature was related to ozone in the stratosphere, the layer of the atmosphere that is between 10 and 50 kilometers from the Earth’s surface. Ozone is created when high-energy ultraviolet light from the Sun interacts with oxygen. During the Maunder Minimum, the Sun emitted less strong ultraviolet light, and so less ozone formed. The decrease in ozone affected planetary waves, the giant wiggles in the jet stream that we are used to seeing on television weather reports.

The change to the planetary waves kicked the North Atlantic Oscillation (NAO)—the balance between a permanent low-pressure system near Greenland and a permanent high-pressure system to its south—into a negative phase. When the NAO is negative, both pressure systems are relatively weak. Under these conditions, winter storms crossing the Atlantic generally head eastward toward Europe, which experiences a more severe winter. (When the NAO is positive, winter storms track farther north, making winters in Europe milder.) The model results, shown above, illustrate that the NAO was more negative on average during the Maunder Minimum, and Europe remained unusually cold. These results matched the paleoclimate record.

By creating a model that could reproduce temperatures recorded in paleoclimate records, Shindell and colleagues reached a better understanding of how changes in the stratosphere influence weather patterns. With such an understanding, scientists are better poised to understand what factors could influence Earth’s climate in the future. To read more about how ancient temperature records are used to improve climate models, see Paleoclimatology: Understanding the Past to Predict the Future, the final installment of a series of articles about paleoclimatology on the Earth Observatory.

Селуянов
ln1
#ЗОЖ #спорт #биохимия #физиология #тренировки #гормоны #тестостерон #стресс #Селуянов


По-божески
ln1
#Православие #Духовность #Академгородок


Ko Rok Yai
ln1


#Таиланд

Как Корал Тревел
ln1
в Таиланде своих клиентов на деньги разводит.

Схема проста: туристу предлагается бесплатная "обзорная" "экскурсия" по Пхукету, 95% времени которой он сидит в разных магазинах и слушает длинные и навязчивые презентации таиландских товаров: матрасов из латекса, украшений из жемчуга, настоек на желчных пузырях питона, мазей из змеиного яда, травяных и фруктовых чаев и т.п. На презентации чаев я дрогнул и дал слабину - уж слишком мне один чай понравился. Купил в Tea House, куда нас привезли на очередную презентацию, несколько пачек чая Матум. И буквально в тот же день, зайдя после экскурсии в местную аптеку, обнаружил точно такой-же чай Матум по цене в 3 раза меньше. Т.е. Корал Тревел сознательно возит туристов по магазинам, где их нагло обманывают и впаривают товар по существенно завышенным ценам, пользуясь их неосведомленностью. Вот такая-вот "бесплатная" "обзорная" "экскурсия" от Coral Travel.

#Таиланд

Лето в Джезказгане (1990). Поездка на плёсо
ln1
Из найденного блокнота с записями, сделанными мной в 11 лет:

В августе я, папа, и дед поехали на плёсо. Мы стали собираться. День был жаркий. Все цвело. Пели птицы. Ярко сверкало солнце. Папа и дед собирали рыболовные снасти. После обеда мы выехали. Машина быстро ехала по дороге, но скоро она кончилась и мы поехали по неасвальтированной дороге. Кругом расстилалась степь. Машина быстро взлетала с холма на холм. Лиш изредка вдали сверкнёт водохранилище. В низинах зеленела трава, а на верху холма растений небыло. Мы подъехали к одной из низин. Там было сыро, виднелась грязь. Росли камыши. Вскоре мы подъехали к другой долине. Там когда-то тек ручей. Долина была глубока, а там, где тек ручей, колыхалась зелёная трава. На другой стороне долины были крутые холмы, виднелись выступы горных пород. Дорога стала круче. Вскоре мы стали подъезжать к плёсу. Около дороги мы увидели серых журавлей. Они были серые, с чёрными концами крыльев. Вскоре трава стала зеленей, появились камыши - верный признак воды. Трава всё гуще и гуще. Встала стена камышей. Гудели оводы, в камыши были вплетены красивые цветы. Вскоре мы нашли стоянку и стали рыбачить. Узкая и короткая дорога подходила к воде. Дорога была проложена среди корявых ив. Около воды в одном месте грудились кусты шиповника, дикой розы. Она удивительно красиво цвела. На воде красиво цвели кувшинки. Жужали стрекозы, оводы. Цвели цветы: тысячелистник и т.д. Дед и я, папа стали рыбачить. Быстро пролетел день. Надо было устраиваться на ночлег. Около берега плавала уточка, и она нас не боялась. Оводы присмирели. Стало стихать. Мы улеглись спать. В ту ночь я не мог долго уснуть. Сильно и свежо пахло степью. Трещали кузнечики. На плёсе лениво плескались рыбы. Утром мы порыбачили до обеда, а потом поехали домой. Мы счастливо вернулись домой.